Сексуальное поведение 2

Сексуальное поведение 2
  • К тому же кругу устойчивых филогенетических констант относится ассоциация маскулинной копулятивной позы с доминантным, а фемининной — с подчиненным положением. Этот вопрос тесно связан с феноменом гомосексуальности у животных. Многократно наблюдая попытки спаривания двух самцов (они зафиксированы у многих видов) или двух самок (этот феномен описан у 13 видов, представляющих 5 различных отрядов млекопитающих), ученые обычно интерпретировали такое поведение по аналогии с гомосексуализмом у человека (Toptada 20Filitra ProfessionalFildena Super Active у человека повышает эрекцию). Однако Бич указывает на искусственность подобных аналогий, не принимающих в расчет, какой именно контакт происходит при этом между однополыми животными и что значит такое поведение у данного вида. Копулятивное поведение любых животных предполагает взаимную реакцию на поведение партнера. При этом фемининное сексуальное поведение — стимул, провоцирующий скорее маскулинную, чем фемининную реакцию, и наоборот. Если бы принцип взаимодополнительности стимула и реакции, действующий независимо от генетического пола индивидов, был единственным регулятором сексуального взаимодействия, то поведение всех животных было бы бисексуальным. Однако этого нет и не может быть, потому что особи разного пола обладают разной восприимчивостью к таким стимулам: гомологические реакции, т. е. реакции, соответствующие биологическому полу, вызываются гораздо легче, чем гетерологические, не соответствующие их биологическому полу. Сталкиваясь с гетерологическим сексуальным поведением, когда самец «подставляется», а самка совершает «наскок», нужно внимательно проанализировать ситуацию, в которой происходят эти действия, и видовые особенности данных животных.

Гомосексуальное поведение

  • Как пишет американский зоолог Р. Деннистон, гомосексуальное поведение имеет мало общего с физиологическими, гормональными аномалиями и большей частью обусловлено поведенческими, ситуативными факторами. Здесь есть несколько типичных случаев.
  1. Трудность распознавания истинного пола партнера. Некоторые животные, например, лягушки и жабы, вообще не могут распознать пол партнера на расстоянии. Сексуально активный самец наскакивает на любой движущийся организм своего вида; дальнейшее зависит от реакции объекта: самка поведет себя рецептивно, а самец начнет сопротивляться, заставив «насильника» уйти. Быки и жеребцы в состоянии возбуждения нередко наскакивают даже на неодушевленные предметы. Однако наскок одного самца на другого чаще происходит в отсутствие самки, при появлении которой самец обычно переключает внимание на нее.
  2. Ситуация, когда сексуальное поведение выражает иерархические отношения господства — подчинения. Иногда копулятивные позиции только имитируются, иногда имеется реальный сексуальный контакт, в котором доминантный самец или самка выполняет маскулинную роль, а более слабый партнер пассивно подчиняется. Такое поведение зафиксировано у многих животных — овец, горных коз, ящериц, обезьян, дельфинов и т. д.
  3. Сексуальный контакт как элемент игровой активности молодых животных, имитирующих копуляцию независимо от пола партнера. Это бывает почти у всех млекопитающих. Известны также факты взаимной мастурбации у однополых животных (например, у слоних).
  • У обезьян «подставление» — своеобразный жест примирения после ссоры. Молодые самцы, выросшие вместе и связанные узами взаимной привязанности, нередко «подставляются» или наскакивают друг на друга, но, как в детских играх, это чаще всего лишь выражение дружеских чувств, не сопровождающееся реальной интромиссией. То же может происходить в состоянии аффекта. По словам Д. Лавик-Гудолл, «в момент чрезмерного волнения один самец (шимпанзе. — И. К.) может прижаться к другому и даже взобраться на него, но эта форма поведения... не имеет ничего общего с гомосексуализмом, а выражает лишь потребность в физическом контакте с сородичем».

Специфические условия индивидуального развития

  • Лишь в очень редких случаях можно говорить об исключительно гомосексуальном поведении, обусловленном пренатальной феминизацией самцов или специфическими условиями индивидуального развития, например, когда два однополых щенка растут в изоляции от других животных и все их привязанности сосредоточены друг на друге. В связи с этим ученые, особенно психологи, не склонны видеть в бисексуальном поведении животных прообраз или аналог человеческой гомосексуальности, в основе которой лежит особая эротическая ориентация.
  • Подводя итоги, можно сказать, что биологическая сексология раскрывает многие фундаментальные предпосылки, детерминанты и компоненты сексуального поведения и мотивации на уровне индивида, пары и популяции. Поскольку сексуальное поведение не сводится к репродуктивной биологии и является полифункциональным и многоуровневым, ни одна биологическая дисциплина в отдельности, ни все они вместе взятые не претендуют на его всестороннее объяснение. Генетические, нейрофизиологические, психогормональные и прочие специально-научные теории и подходы не исключают друг друга, а границы правомерности каждого подхода невозможно установить априорно; они проясняются и изменяются в ходе живого развития науки, на основе сопоставления и критического анализа данных, полученных разными науками. Эндогенные факторы психосексуального развития и поведения нельзя понять отдельно от средовых и ситуативных. Если это верно относительно животных, то подавно невозможно чисто биологическое объяснение человеческой сексуальности, находящейся под социальным и культурным контролем.